Skip to main content

Как контрабандист помог России поймать эстонского силовика – Rus.tvnet.lv


За последние два года по обвинению в шпионаже в пользу России в Эстонии было арестовано не менее пяти человек. Из материалов их дел можно узнать, как ФСБ России проводит операции внутри границ Эстонии.

Все пятеро осужденных – контрабандисты, нелегально провозившие через границу самые разные грузы: от сигарет до живых людей. Оперативники ФСБ смогли принудить их шпионской работе, предложив сотрудничать, чтобы избежать длительных тюремных сроков за контрабанду. После вербовки им поручали искать и сообщать ФСБ самые разные данные — от информации об эстонских военных базах до расписания патрулирования границы.

«Для вербовщиков ФСБ они простая мишень», — объясняет Александр Тоотс, заместитель начальника эстонской Полиции безопасности (КаПо).

Тоотс возглавляет управление контрразведки КаПо. Он лично занимался расследованием дел всех пяти арестованных контрабандистов-шпионов. По его словам, отказаться работать на ФСБ для них было практически невозможно. «Если вы не согласитесь, вам грозят серьезные неприятности, ведь ФСБ знает что вы контрабандист и нарушитель границы. Перспектива оказаться в российской тюрьме малопривлекательна. С другой стороны, согласившись сотрудничать, вы можете рассчитывать на поддержку со стороны ФСБ в своей противозаконной деятельности».

В период с 2008 по 2013 годы в Эстонии было арестовано множество высокопоставленных чиновников по обвинению в шпионаже в пользу России, в том числе два офицера КаПо и глава службы безопасности Минобороны Эстонии Херман Симм. Однако тактика, в ходе которой ищутся шпионы уровнем пониже, — ранее подробно не освещалась в СМИ. Сообщения о ее применении, скорее всего, лишь усилят подозрения о российском вмешательстве в дела Эстонии, усилившиеся после аннексии Крыма в 2014 году, когда Россия вновь дала понять, что считает сопредельные страны сферой своего исключительного влияния.

Эстония — небольшая страна с населением всего 1,3 миллиона человек, однако она давно стала своеобразным испытательным полигоном для стратегий Кремля. То, что пробуют там, со временем добирается и до Запада. Так, хакеров, связанных с российскими силовиками, подозревали в нападениях на Эстонию задолго до взлома американских организаций в ходе президентских выборов 2016 года (к примеру, Эстония подверглась серии кибератак на фоне решения о переносе памятника советскому солдату-освободителю в 2007 году).

На протяжении многих лет Эстония считает США своим защитником от возможной агрессии со стороны России.

Во время аннексии Крыма президент Барак Обама прилетел в Таллин, чтобы заверить страны Балтии в поддержке со стороны США и НАТО. «В прошлом вам уже приходилось однажды терять независимость, — говорил тогда Обама. — С помощью НАТО, больше это никогда не повторится». Однако теперь многое изменилось: Барак Обама ушел, и в Белом доме его сменил человек, которого подозревают в связях с Россией и который делал неоднозначные заявления об обязательствах США в сфере коллективной безопасности. Неизменными остались попытки России дестабилизировать ситуацию в Эстонии.

Из России с любовью

У пятерых осужденных за шпионаж в пользу России много общего, хотя между собой они и не знакомы.

Четверо из них жили в Пскове, рядом с эстонской границей. У всех четверых было по два гражданства — российское и эстонское. Пятый жил в Эстонии, но гражданства этой страны у него не было — как и у сотен тысяч русскоговорящих жителей Эстонии, чьи семьи приехали туда в советские годы: в 1991 году независимая Эстония не предоставила им гражданства.

Все пятеро подписали договоры о сотрудничестве с ФСБ, и, по словам Тоотса, получали деньги за выполнение заданий. Платить могли немного — по 2000 рублей, но осужденные работали не за деньги. Перед ними стоял простой выбор: отправиться в российскую тюрьму или остаться на свободе, и даже облегчить для себя занятие контрабандой — ведь российские пограничники теперь будут сквозь пальцы на их противозаконную деятельность. Такую же тактику ФСБ применяет и по отношению к другим категориям своих агентов, в том числе к хакерам.

Судя по всему, эти действия носят высокоорганизованный характер — об этом говорят люди, участвовавшие в следствии. Сразу в двух профильных ведомствах — Управления полиции и пограничной охраны и Управления налогов и таможни (последнее занимается контрабандой) — заявляют, что российская сторона уже много лет не предпринимается никаких действий для поимки контрабандистов на границе. «Я уверен, что тут дело не в паре подкупленных пограничников, — говорит один из источников. — Это точно уходит наверх».

Для ФСБ вербовка контрабандистов не представляет вообще никакого риска. В Эстонии таких людей называют prügikala — мелкая рыбешка.

Если кого-то из них раскроют, ФСБ ничего не потеряет: в отличие от штатных агентов, на подготовку которых тратятся годы, контрабандисты не представляют особой ценности. Вместо раскрытого просто завербуют нового — на 130-километровой эстонско-российской границе действуют десятки групп контрабандистов.

Личное дело №1: Павел Романов

44-летний Павел Романов — один из людей, попавшихся на шпионаже в пользу России.

Жарким пятничным днем поздней весной 2014 года он решил остановить машину рядом с пограничным патрулем. «Накануне ко мне приходили гости, — вспоминает Романов в разговоре Buzzfeed/Re:Baltica. — Наутро я принял душ, позавтракал. Я чувствовал себя трезвым и просто решил проверить, можно ли мне за руль». Почему он решил остановиться возле пограничников, Романов объяснить не может — и до сих пор ругает себя за это решение.

Из рапортов четверых пограничников, которые увидели Романова, следует, что выходящий из машины человек был очевидным образом пьян. Пограничники сразу его узнали — они давно подозревали, что Романов занимается контрабандой, но до сих пор наказать его удавалось лишь за мелкие нарушения: штраф за незаконное пересечение границы, шесть месяцев в тюрьме за отказ платить алименты. Теперь представился шанс упечь Романова за пьянство за рулем — алкотестер показал зашкаливающий уровень алкоголя в крови.

Романов был опытным контрабандистом, занимался в основном сигаретами. Под его началом работали десять человек, которым он давал задания. Правая рука Романова, контрабандист по имени Владимир, покупал сигареты в России и отправлял до границы. Там его ждали еще трое (в том числе и Михаил, 19-летний сын Романова) — в их задачу входило наблюдение за пограничными патрулями. Там же ждали водители, которые увозили контрабанду вглубь Эстонии; были и дозорные – их отправляли вперед на пару километров, чтобы они сообщали информацию остальным. Покупателей в Эстонии искал уже сам Романов.

Романов слыл справедливым начальником. За каждую операцию каждому члену его группы полагалось по 500 евро («операция» предполагала две ходки через границу; в ходе каждой в Эстонию провозили 20 сигаретных ящиков, или 400 тысяч сигарет). При условии, что безработица в этой части Эстонии очень высокая, а средняя зарплата составляет 800 евро, деньги были очень приличные.

Пограничники были рады, что им удалось прижучить Романова. Но они и представить себе не могли, что пьянство и контрабанда были лишь вершиной айсберга: на протяжении 20 лет Романов работал на ФСБ.

Романова завербовали в 1994 году, незадолго до начала первой чеченской кампании, рассказывает Александр Тоотс. Сам Романов в разговоре с BuzzFeed/Re:Baltica вспоминает, что в те времена занимался тем, что покупал в Германии и Финляндии подержанные иномарки и продавал в Чечню. Русским тогда не хватало знания местных реалий и контактов. Романов утверждает, что был близко знаком с лидером чеченских сепаратистов Джохаром Дудаевым — якобы он знал его дочь Дану еще с тех времен, когда Дудаев на рубеже 1980-х – 1990-х служил в Эстонской ССР (подтвердить эти сведения не удалось). Теперь Дудаев воевал против России.

Когда в Чечне началась война, Романов вернулся в Эстонию, но продолжил работать на ФСБ, а также на подчиненные ФСБ Пограничные войска. В частности, по словам Тоотса, Романов собирал информацию о тактике эстонской погранслужбы, времени патрулирования границы и местах расположения камер наблюдения.

Кроме того, Романову поручили сбор информации о военных объектах на юго-востоке Эстонии, в том числе — о базе Союза обороны Эстонии (добровольческое военизированное формирование) в Сянне и о Куперьяновском пехотном батальоне. Он также передавал ФСБ данные о сотрудниках различных силовых ведомств Эстонии, в том числе полиции, пограничной службы и КаПо; в этих отчетах содержалась информация об их интересах, привычках и слабостях.

Контрабанда + шпионаж = ?

Тем весенним днем пограничники не стали арестовывать Романова за пьяное вождение — хотя дать показания ему все же пришлось. Зато спустя ровно год они решили прижать его за контрабанду.

К началу 2015 года следствие сочло, что у него накопилось достаточно улик против группы Романова. Для поимки контрабандистов была разработана сложная операция с участием налоговой и таможенной служб, а также КаПо.

Для операции был выбран вечер 10 февраля 2015 года. Банда Романова готовила очередную ходку через границу. Было холодно — температура упала до -10 градусов, земля была укрыта снегом, дул пронизывающий ледяной ветер. Одного человека поставили следить за домом Романова — дом стоял возле единственной дороги, ведущей к границе. Остальные участники операции заняли позицию в арендованных сараях ближе к границе.

Когда появились Романов с подельниками — они ехали на снегоходах, чтобы оставлять меньше следов на снегу — оперативники застали их врасплох.

То, что они обнаружили, удивило силовиков. Контрабандисты везли с собой сложное оборудование для наблюдения и слежки, камуфляжную форму, приборы ночного видения, тепловизионные камеры, передатчики помех и камеры для закрепления на деревьях — чтобы предупреждать о приближении пограничников. Один из приборов ночного видения был военного образца, со сбитым серийным номером. «В Эстонии вы такое нигде не купите», — вспоминал один из следователей.

Оборудование, изъятое у контрабандистов при задержании
FOTO: Re:baltica

Романова арестовали на месте; вскоре он признался, что занимался контрабандой.

Следствию удалось доказать, что банда Романова незаконно пересекла границу 13 раз, провезя в Эстонию 2,5 миллиона дешевых, не обложенных налогом сигарет и заработав 80 тысяч евро. По словам одного из таможенников, работавших над делом, Романов, узнав об обвинениях, был страшно доволен — «буквально в ладоши хлопал от радости»: в действительности масштаб его контрабандной деятельности был значительно крупнее.

Когда начался суд, Романов решил пойти на сделку с обвинением и признал вину. 26 мая суд приговорил его к пяти годам тюрьмы.

Спустя месяц судья получил письмо из КаПо: полиция безопасности просила разрешить допросить Романова в рамках другого уголовного дела. До конца неясно, когда именно в КаПо поняли, что Романов — не просто контрабандист; дела о шпионаже в Эстонии считаются предметом государственной тайны и ведутся в закрытом режиме. Однако допрашивать Романова стали о его связях с ФСБ.

На втором допросе Романов начал говорить. 22 октября 2015 года он снова оказался в суде — где его приговорили к четырем годам и десяти месяцам тюрьмы за шпионаж. Впоследствии срок заключения сократили до 22 месяцев с условием, что Романов должен будет регулярно отмечаться у инспектора по делам досрочно освобожденных.

Дела № 2, 3, 4…

Романов — самый заслуженный из пятерых осужденных по обвинению в шпионаже в пользу России. Еще одному, Александру Рудневу, на момент ареста в марте 2015 года едва исполнилось 21. Ему, по информации КаПо, ФСБ поручило собирать информацию об учениях вооруженных сил Эстонии и перемещениях эстонской военной техники.

Еще одно интересное дело — Эстона Кохвера.

Спустя два дня после визита Барака Обамы в Таллин Кохвера, офицера КаПо, работавшего на границе с РФ, похитили российские спецслужбы. Вся операция длилась не больше пары минут — как утверждают эстонские чиновники, оперативники ФСБ с помощью шумовых гранат и других подобных приспособлений выкрали Кохвера и переправили через границу в Россию. В Москве до сих пор категорически отрицает, что Кохвер был захвачен на территории Эстонии.

Кохвера поместили под стражу в московское СИЗО «Лефортово» и предъявили обвинение в шпионаже. Несмотря на усилия дипломатов из Евросоюза и США, его приговорили к 15 годам тюрьмы. Лишь через год, 26 сентября 2015 года, Кохвер смог вернуться в Эстонию — после классического обмена заключенными на границе.

Как стало известно BuzzFeed/Re:Baltica, человеком, заманившим Эстона Кохвера в западню на эстонской границе, был Максим Груздев. По словам Александра Тоотса, это мелкий контрабандист. Он пообещал свести чиновника с человеком, который сможет рассказать ему о коррупции на границе, попросив за свою помощь 5 тысяч евро. Именно такая сумма, вместе со служебным пистолетом, была найдена у Кохвера при задержании оперативниками ФСБ.

В КаПо знали, что западню устроил Груздев, но не решались преследовать его до тех пор, пока Кохвера не вернули в Эстонию. К тому же, после той операции ФСБ больше ни разу не пользовалась услугами Груздева — свою работу он уже выполнил.

«Он не знал, что мы в курсе его роли в этом деле, и мы смогли воспользоваться этим обстоятельством», — говорит Александр Тоотс.

Оперативники КаПо поймали Груздева в августе 2015 года на мелкой взятке — он пытался подкупить чиновника в городе Пылва. Эстон Кохвер в это время все еще находился в российской тюрьме, так что с арестом следователи решили подождать — чтобы не навредить секретным переговорам об обмене Кохвера на Алексея Дрессена, сотрудника КаПо, осужденного по обвинению в госизмене за сотрудничество с ФСБ.

Наконец, 26 сентября 2015 года состоялся долгожданный обмен заключенными. Кохвера обменяли на Дрессена, который находился в тюрьме с 2012 года. Спустя неделю после обмена следователи КаПо арестовали Максима Груздева. Из пятерых задержанных за шпионаж, он один до сих пор остается в тюрьме. На свободу он должен выйти осенью 2017 года. На запрос BuzzFeed/Re:Baltica об интервью в тюрьме Груздев не ответил.

Проклятие двойного гражданства

Шпионский скандал — лишь одна иллюстрация сложных взаимоотношений Эстонии и России.

За исключением Романова все пятеро осужденных имели двойное гражданство, что позволяло им работать в обеих странах. Эстонские паспорта достались им не по праву рождения — они получили их в течение последних нескольких лет. Сделать это им позволил закон, предоставляющий гражданство всем, кто проживал на территории Эстонии до ее оккупации и присоединения к СССР. Нынешний Печорский район Псковской области раньше был частью Эстонии. Именно оттуда родом все осужденные шпионы.

В министерстве внутренних дел Эстонии рассказали, что четверо россиян обратились за эстонским гражданством недавно. Артем Малошев, задержанный в мае 2016 года, свой паспорт получил в августе 2013-го. К этому времени, по сведениям КаПо, он уже два года работал на ФСБ. Еще двое — Алик Хутшбаров и Александр Руднев — подали на гражданство летом 2006 года, за несколько лет до того, как начали заниматься контрабандой.

Прокурор Инна Омлер считает, что все четверо просто воспользовались законом в своих интересах, причем сделать это было «слишком легко». «У меня разрывается сердце от того, что эти шпионы смогли так легко получит эстонские паспорта, — говорила она. — Мы сами открыли двери для таких как они, и теперь они могут въезжать в нашу страну и собирать разведданные для России».

Генеральный прокурор Эстонии Лавли Перлинг добавляет, что проще всего было бы просто выдворить их из страны, но очень важно было, чтобы они предстали перед судом.

«Передавая такие дела в суды, мы показываем свою силу, а это очень важно», — считает генпрокурор.

Сколько таких контрабандистов-шпионов еще остается на свободе, сказать трудно. Тоотс, заместитель начальника КаПо, считает, что в будущем будут новые аресты — это в чистом виде закон теории вероятности.

Жизнь после приговора

Павел Романов вышел на свободу 10 декабря, отсидев 22 месяца — хотя суд приговорил его к пяти годам. Досрочное освобождение — распространенная практика в Эстонии; досиживать срок Романову не придется, если, конечно, он не совершит новых преступлений. Выйдя из тюрьмы, Романов вернулся в свой дом на дороге, ведущей к российской границе. Там он поселился вместе с женой Еленой. Они поженились, когда Романов еще сидел в тюрьме. Его прежняя жена, Лада, умерла от рака четыре года назад.

Дом Романова возле эстонско-российской границы
FOTO: Re:baltica

Дом стоит среди берез, к нему ведет грунтовая дорога. Весь участок завален хламом — старые машины, ручная лесопилка. С машинами возятся несколько человек. Участок охраняет большая собака на цепи.

«Ну вот, так мы и живем», — рассказывает Романов. Он выглядит сильно старше своих 44 лет: волосы редеют, в глазах усталость. «У нас есть куры и гусь, выращиваем клубнику». От бывшего шпиона ждешь какого-то другого образа жизни.

Клубнику выращивают не только для себя, но и на продажу — летом она приносит семье немного лишних денег. Основной доход Романова — 97 евро социальных выплат и 202 евро пенсии: она полагается ему за травму, полученную в молодости, когда он занимался боксом.

Все остальное приносят различные подработки — у Романова есть небольшой грузовичок, и соседи иногда просят его перевезти какие-то вещи. Его телефон звонит, не умолкая (на рингтоне — музыка из телесериала «Воздушный волк», который был очень популярен в Эстонии после распада СССР). Один из звонящих — мужчина из России, он хочет купить несколько старых моторов.

Какими-то делами заниматься больше не получается.

«У меня есть ремонтная компания в Нидерландах и строительная в России — делает дома из бревен, — рассказывает Романов. — Мне бы не нужны были социальные льготы от государства, но я не могу покидать Эстонию, чтобы заниматься этими компаниями».

Выезжать за пределы страны он не сможет еще три года. Кроме того, ему нужно регулярно отмечаться у специального инспектора.

«Так что я теперь могу быть только неработающим пенсионером», — говорит он.

Единственное, о чем Романов отказывается говорить — это о его жизни российского шпиона. «Мне новых неприятностей не надо, — говорит он, устало улыбаясь. — Я обещал ни с кем об этом не говорить».

На вопрос, может ли он публично признаться, что был шпионом, Романов затягивается сигаретой (не контрабандной из России, а эстонской, с акцизной маркой) и отвечает: «Мне реклама не нужна. Я хочу спокойно жить в своем доме с женой, сыном и внуком».

Фотографироваться он отказался.



http://news.google.com/news/url?sa=t&fd=R&ct2=us&usg=AFQjCNEqwJdBnMxiT_VUIiNkIq8GaGD25w&clid=c3a7d30bb8a4878e06b80cf16b898331&cid=52780249132317&ei=qjG6WaDXF8GnhgGI_oOQBA&url=http://rus.tvnet.lv/novosti/za_rubjezhom/370980-kak_kontrabandist_pomog_rossii_poymat_estonskogo_silovika <<< источник статьи